Самая человечная профессия: интервью с социальным работником

Самая человечная профессия: интервью с социальным работником

Самая человечная профессия: интервью с социальным работником

8 июня в России отмечался День социального работника. В преддверии профессионального праздника в редакцию «РВС» обратились пенсионеры, состоящие на социальном обеспечении. Многие из них отмечали соцработника Алену Иванову – девушку из Пластуновской, которая своим ежедневным трудом помогает одиноким и нуждающимся людям. Для них она стала почти как родная. Мы встретились с Аленой, и она рассказала нам об особенностях своей работы.

– Как давно вы пришли в эту профессию и что входит в ваши обязанности?

– Работаю в социальной защите два с половиной года. Это моя первая самая официальная работа. Я надомный обслуживающий: доставляю продукты, готовлю еду, оплачиваю коммунальные услуги, покупаю лекарства. Поддерживаю пожилых людей – очень часто они бывают раздраженные от одиночества. Им порой сложно осознавать то, что они уже постарели и многие вещи делать не могут.

– Что вас побудило начать работать в социальной защите?

– Сначала это было очень удобно в плане графика – на тот момент у меня был маленький ребенок. Но когда я уже немного поработала в этой сфере, то поняла, что это мое. У меня никогда не было ни бабушки, ни дедушки. Я привязалась к своим подопечным. Это люди, которые тебя ждут изо дня в день, они знают, что ты вот-вот должна прийти. Радует, что тебя, кроме твоей семьи, кто-то еще ждет и нуждается в тебе, ты можешь помочь, поделиться частичкой своей души. Ты помогаешь им прожить так, чтобы их старость им самим не казалась серой и тусклой. К пожилым приходит молодой, красивый, энергичный человек, подбадривает их, смеется – и они начинают улыбаться, они сами будто молодеют на глазах.

Социальным работником быть непросто. Бывают и капризы пожилых людей, и плохое настроение. А ты должен все это воспринимать и выдерживать, просто приходить каждый день к этим людям и помогать им жить дальше. Это сможет делать не каждый. Нужно очень сильно любить этот мир и людей. Пожилые люди – они как дети. Только детям можно что-то вложить, а у пожилых уже устоявшийся личный мир внутри. Поэтому к каждому нужен свой подход.

– Как вы относитесь к своим подопечным?

– Я работаю с одной и той же группой из 13 человек все два с половиной года, и за это время потерь у меня не было. И все они ко мне очень привыкли, привязались. Я недавно уходила в отпуск, и многие расстроились, скучают по мне, созваниваются. И сама я уже успела соскучиться – думаю, что хоть и отпуск начался, но все равно буду заглядывать к некоторым. У меня, помимо основной группы, есть еще инвалид-колясочник. Дом он практически не покидает. Я прихожу к нему, рассказываю какие-то новости, что случилось за последнее время. Он говорит, что я для него как связь с родиной, с внешним миром, а кроме меня и нет никого – дети разъехались, сам не в состоянии нормально жить. Поэтому я для него такой важный человек – равно как и все эти люди важны для меня. У меня есть одна женщина – ей 45 лет, у нее была сложная операция на голову. Она очень нехотя становилась на социальное обеспечение, не хотела она, чтобы за ней ухаживали. Потом, через год где-то, она мне призналась, что искренне и с нетерпением ждет ту среду и ту пятницу, когда я к ней приду. Это говорит о том, что мы для них много значим. Они ждут нас, когда мы придем, поддержим. У каждого свои проблемы, а мы для них как слушатели. Часто они переживают из-за всякой мелочи – с детьми, например, поссорились. Говоришь им постоянно, что все будет хорошо, завтра будет лучше, не тратьте свои нервы. Вроде бы мелочь, но для них это очень и очень важно.

– За срок своей работы вы успели привыкнуть ко многим людям, слушали истории их судеб. Какой самый трогательный момент вы пережили за два с половиной года?

– В каждой семье была своя жизнь, и каждый из тех, за кем я ухаживаю, рассказывает о себе, делится своими историями. Трогательных моментов было довольно много. Но до глубины души меня тронула одна бабушка, я рыдала после ее истории. У нее было трое своих детей, она усыновила еще пятерых – по какой-то нелепой случайности. Ее просто привели в дом, сказали, что она мама, что она должна их воспитывать. Уйти не смогла – дети окружили ее, не отходили совсем. Она и не сдержалась. Восьмерых воспитать за свою жизнь – это дорогого стоит.

– Есть какие-то профессиональные сложности?

– Нас ценят те люди, к которым мы ходим. А вот другие зачастую этого не понимают. Многие думают, что мы ходим потому, что хотим у бабушки условной дом отнять, например. Это не то что бы обижает, но главное все-таки, что наши пожилые люди нас ценят. Для них мы как дети, мы как родные. Они рады нас видеть. Другие же не особо поймут, что эта работа нужна. Они пока не знают, как сложно приходится престарелым и одиноким. К этому тоже нужно привыкнуть. А другие трудности... Надо сказать, что мне попался прекрасный женский коллектив, это и помогает. Если не сработаешься с коллективом, то тебе будет сложно. Меня это обошло стороной. Поначалу очень тепло и хорошо приняли, объяснили все нюансы работы. Мой непосредственный руководитель – специалист по социальной работе Татьяна Юрьевна Бабаева, золотой человек. Она всегда нас поддержит, поможет, будет с коллективом наравне, поэтому и работа в радость. А это самое важное – трудиться и понимать, что ты на своем месте. Что ты тут нужен.

Комментарии