Узники фашистских концлагерей: «Как мы остались живы?»

Узники фашистских концлагерей: 
  «Как мы остались живы?»
Фото: deduhova.ru

Узники фашистских концлагерей: «Как мы остались живы?»

11 апреля мир вспоминает тех, кто попал в лапы фашистов, выжил и был освобожден. В Динском районе малолетних невольников, угнанных карателями с родной земли, но вернувшихся из ада, осталось не больше двух с половиной десятков человек.

Среди них Нина Ивановна Ихсанова, родившаяся в Крымском районе, в селе Мелехово. Сейчас проживает в поселке Агроном.

Image title

Нину Ивановну Ихсанову через всю Кубань до Украины на руках пронесла до лагеря мама. 

Когда немцы заняли территорию, ей было всего 2 года. Об ужасах того времени впоследствии рассказывала мама. В 1943 году фашисты погнали мирных жителей пешим ходом на Украину. Люди массово умирали в пути. Тех, кто слабел, добивали палками и из оружия. Ели в пути сырую кукурузу, которую успели прихватить из дома. Поселили узников в Николаевской области, в бараках. Взрослых немцы гоняли на работу в колхозные поля. Кормили похлебкой. Мать и дед делили еду между собой и тремя детьми. Из бараков постоянно выносили мертвых людей. Этот ужас закончился через полтора года, со слезами на глазах вспоминает Нина Ивановна. Вернулись на товарняке домой.

«Я плохо помню то время – маленькая была. Страшный голод, когда ели всякие коренья, крапиву, лебеду, мы пережили. До сих пор с болью вспоминаю о смерти отца. Он всю войну прошел, вернулся с победой из Берлина. Устроился на работу. Пахал поле и на третьем круге, как говорила мама, подорвался на мине. У нас же Голубая линия там была, где немцы держали оборону. Вот и оставили такое «наследство», – вспоминает Нина Ивановна Ихсанова.

Анна Яковлевна Дроздова родилась в Брянской области, в партизанском крае. Сейчас живет с дочерью в станице Динской.

Image title

Анна Яковлевна Дроздова приехала жить к дочери в Динскую 30 лет назад.

В 1942 году, когда девочке не было и года, землю захватили немцы. Согнали мирных жителей в лагерь под Брянском. Все спали на бетонном полу, слегка присыпанном соломой.

«Это был рассадник всяких насекомых: вшей, блох, клопов. У меня не было ни глаз, ни бровей, ни кожи на голове – все было изъедено. Если перепадало что-то съестное, мама заворачивала это в грязную тряпку и совала мне в рот. Я все время просила похлебку. Из наших бараков каждый день вывозили до 500 умерших. Как мы остались живы? А ведь нас было 6 детей», – рассказывает Анна Яковлевна.

В справке, выданной Дроздовой государственной архивной службой России, обозначены масштабы человеческой катастрофы тех лет.

В лагерь немцы привозили павших лошадей и бросали мясо в толпу. Когда люди бросались на это мясо, их расстреливали... Рядом с лагерем для мирных жителей находились и военнопленные. Из 80 тысяч от голода умерли 40 тысяч.
Справка из государственной архивной службы России

Для Анны Яковлевны Дроздовой слово "немец" было равносильно смерти.

Людмиле Тимофеевне Ткаченко из поселка Агроном не было и двух лет, когда немцы заняли Крымский район, откуда она родом. Ее память отказывается воспроизводить страшные картины тех лет. О событиях она знает из уст старшей сестры. Мама всегда хранила молчание. Мирное население морем перевозили на Украину в Николаевскую область. Там немцы сгоняли всех на работу на кирпичный завод. 14-летняя сестра Людмилы Тимофеевны носила уголь для топки печей, где обжигали кирпичи. А младшие трое детей выживали как могли: собирали и ели бурьян, просили милостыню по соседским дворам.

Image title

Людмила Тимофеевна Ткаченко знает об ужасах войны из уст старшей сестры.

Когда узников освободили русские солдаты, они, несмотря на сильное истощение и немощь, с надеждой и радостью возвращались на родную землю, которая была разорена и выжжена. Жили в землянках, питались травой, гнилыми овощами, считали каждое сохранившееся зернышко, которое можно было посеять, божьей помощью. Они выжили и построили страну заново.

Комментарии