Все каторги военнопленных – история Якова Громовенко (видео)

Все каторги военнопленных – история Якова Громовенко (видео)
Ветерану из Динской Якову Макаровичу уже 103 года.

Все каторги военнопленных – история Якова Громовенко (видео)

Накануне праздника 9 мая редакция «РВС» пообщалась с ветераном Великой Отечественной войны Яковом Макаровичем Громовенко.

Война застала мужчину во время второго года службы в армии — в Эстонии.

Уже через месяц он попал в плен к фашистам — во время обстрела ветеран от снаряда вылетел вместе со своим пулеметом прямо из окопа. Получил контузию. Несколько месяцев лечили. Потом отправили в лагерь военнопленных. Было очень тяжело. Весь подсобный труд был на пленных. Постоянно менялись лагеря — людей перевозили на все новые и новые работы: копали землю, занимались сельскохозяйственными делами, запрягали вместо лошадей возить воду.

Условий для жизни не было — сами себе строили бараки из подручных материалов, чтобы не замерзнуть.

Первое время мыли людей холодной водой — просто обливали из брандспойта. После такой «помывки» несколько людей практически всегда падали замертво.

Особенно тяжело было высоким крупным мужчинам — им катастрофически не хватало еды, они быстро ослабевали и умирали уже через несколько дней — почти сразу. Якову Макаровичу в этом плане повезло — он был среднего роста, мог схорониться за другими от ледяной воды.

Image title


Носили военнопленные лохмотья от немцев, которые сваливали свою старую одежду в кучу. Оттуда люди и брали те вещи, которые можно было хоть как-то использовать. Приходилось даже раздевать умерших, если у них была сносная одежда. С обувью вообще была беда. Носили что придется — рваные старые сапоги, ботинки, даже деревянные колодки.

По ночам к колодкам у меня попросту примерзали ноги — я их совсем не чувствовал. Это просто жутко.
Яков Макарович Громовенко

Еда была ужасной. Если немецким собакам варили картошку или кашу с мясом, то пленным доставались оттуда только кости. Часто давали капусту, свеклу. Одна булка с опилками выдавалась раз в два дня на несколько человек. Похлебка из картофельных очисток была делом привычным. Иногда там даже плавали черви. Такие «яства» было невозможно есть, но приходилось себя пересиливать, ведь нужны были силы и энергия для тяжелого труда.

Единственной отрадой было то время, когда приезжал немецкий фермер и забирал к себе на подсобные работы. Он жалел военнопленных, хорошо их кормил. Даже просил немецких солдат, чтобы они не били людей, помягче к ним относились.

Яков Макарович рассказывает, что о побеге не было и речи, ведь местности никто не знал, лагерь был окружен фашистами, которые сразу же просто расстреляли бы.

Еще тяжелее было тем пленным, которые были курящими. Если же во время пути на работы кто-то подбирал с земли окурки, чтобы их потом докурить, то их сильно избивали — никаких поблажек не существовало.

Освободили ветерана уже незадолго до окончательной победы —когда вошли союзные американские войска.

После разгрома немецко-фашистских захватчиков Яков Макарович продолжил службу в городе Мельк. Длилась она еще 8 месяцев.

По возвращении в мирную жизнь, он отыскал свою жену, которая во время войны оказалась в другом населенном пункте; дочери Валентине на тот момент было уже 6 лет. Затем пошел на работу трактористом и комбайнером. Весь век трудился на благо страны, после чего вышел на заслуженную пенсию. Сейчас Якову Макаровичу 103 года.

Комментарии

Семён Горбунков
Семён Горбунков 19.04.2018

Комментарий удален администратором.

Ответить
-5